Рейинг@Mail.ru

Проблемы и перспективы патентования в условиях российской реальности. Интервью Григория Ивлиева журналу CITYMAGAZINE

Первый в мире патент на изобретение в 1421 году городская управа Флоренции выдала великому скульптору эпохи Возрождения Филиппо Брунеллески, который изобрел корабельный поворотный кран. Сегодня в разных странах ежедневно подаются cотни тысяч заявок на патентование различных ноу-хау. О российских реалиях цифровой экономики и недавних ярких изобретениях, о регистрации товарных знаков, зарубежном патентовании и многом другом—читайте в интервью CITYMAGAZINE руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) Григория Ивлиева.

ПРАВИТЕЛЬСТВО ВСЕРЬЕЗ ВЗЯЛОСЬ ЗА ЦИФРОВУЮ ЭКОНОМИКУ И ПОРУЧИЛО В ТОМ ЧИСЛЕ РОСПАТЕНТУ ЗАНЯТЬСЯ ПРОЕКТАМИ В ЭТОЙ СФЕРЕ. ЧТО В ПЛАНАХ И В ПРИОРИТЕТЕ ВАШЕГО ВЕДОМСТВА?

— Как сказал гендиректор Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) Фрэнсис Гарри, стремительно развивающийся сектор «больших данных», интернета вещей и искусственного интеллек- та сегодня имеет колоссальное влияние на мировую систему интеллектуальной собственности. Он отметил, что необходимо понять, как функционирует система ИС в данной области с точки зрения реше- ния своей основной задачи — поощрения и распространения инноваций.

Россия не отстает от глобальных трендов. Если говорить о наших приоритетах, это программа информатизации самого Роспатента, рассчитанная до 2020 года. На 38% увеличили бюд- жет для цифровизации ведомства. Цель — добиться в текущем году, чтобы 70% документов приходили к нам в электронном виде. Мы приступили к соз- данию удобных и комфортных инструментов для защиты интеллектуальной собственности на основе отечественного программного обеспечения. В планах — работы над открытой инфраструктурой патентной информации и средствами индивидуализации негосударственных сервисов, над системой предоставления услуг регистрации прав на объекты промышленной собственности в цифровом виде, над программным обеспечением, позволяющим ускорить формальную экспертизу при регистрации прав на новые технологии. Это позволит нам быстрее выдавать патенты. Мы должны внедрить сервис госрегистрации прав использования объектов ИС, лицензирования и передачи исключительных прав.

ЭКСПЕРТЫ ВСЕ ЧАЩЕ УПОМИНАЮТ О «КРИЗИСЕ ПАТЕНТОВАНИЯ». ГОВОРЯТ, ПО КОЛИЧЕСТВУ ПОДАННЫХ ЗАЯВОК НА ПАТЕНТ НАША СТРАНА В 10 РАЗ ОТСТАЕТ ОТ НАИБОЛЕЕ ЭКОНОМИЧЕСКИ РАЗВИТЫХ СТРАН. ТАК ЛИ ЭТО?

— Наша страна в числе 10 мировых лидеров по коли- честву патентных заявок, подаваемых в ведомство. Но если в Китае их больше миллиона в год, в США — сотни тысяч, то у нас, к сожалению, лишь десятки тысяч. В 2017 году в России было подано 22 777 заявок на изобретения, годом ранее — 26 795. Чхой Тонгё , глава патентного ведомства Южной Кореи, которое опережает нас по количеству заявок, прямо заявил, что российские показатели не отражают всего научного, исследовательского, идейного потенциала, который есть в РФ.

Член общественного совета Роспатента Виталий Калятин назвал несколько причин сложившейся ситуации. Во-первых, отсутствие четкого понимания того, как управлять и как распоряжаться интеллектуальной собственностью, начиная с этапа оформления, правовой защиты и заканчивая использованием преимуществ, которые дает грамотно оформленная ИС. Во-вторых, дефицит специалистов в данной сфере. В период технологического расцвета Советского Союза ежегодно через систему повышения квалификации проходили до 15 тыс. специалистов. Сегодня подведомственная нам Российская государственная академия интеллектуальной собственности, или РГАИС, выпускает около 200 специалистов ежегодно. Во многих компаниях нет даже соответствующих отделов или специалистов, а вопросы правовой защиты ИС отданы в ведение юристов, которые могут лишь оформить заявку на товарный знак.

В-третьих, своего рода распыление полномочий. Сейчас вопросы в сфере ИС находятся в ведении нескольких министерств и ведомств. Но ни для одного из них, кроме Роспатента, это не является проблемой первостепенной важности. Необходим единый орган, который бы полностью отвечал за развитие сферы. Наконец, это общая культура патентования. Бизнес просто не понимает, зачем ему нужны патенты. Я неоднократно цитировал представителя Росатома Вячеслава Першукова, который сказал, что, пока госкорпорация не стала участвовать в зарубежных тендерах, она вообще не заботи- лась о патентах на внутреннем рынке. Но как только «пошли за границу», то первое, о чем ее спросили, — это о патентах. Ни один тендер без правильно оформленной интеллектуальной собственности на таком уровне не выиграешь. Сегодня эксперты Росатома прогнозируют доход в несколько десятков миллионов евро только за счет роялти от использования ИС в их зарубежных проектах.

Напомню, только патент дает основание судиться с теми, кто незаконно использует твою интеллектуальную собственность. И только патент получится лицензировать, продавать, вносить в уставной капитал, потому что он фиксирует наличие объекта ИС, который можно оценить.

КАКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ ОСОБЕННО ЗАПОМНИЛИСЬ?

— Мы в двадцатке стран-лидеров по патентованию в таких областях, как нанотехнологии, робототехника, 3D-печать. В конце прошлого года ведомство выдало первый патент Игорю Дю на технологию с использованием блокчейна: с ее помощью можно контролировать качество продукции на всех этапах, от производства до реализации. Широкий отклик в интернете вызвал патент на технологию сохранения крови, разработанную в НИИ скорой помощи им. Склифосовского. Увеличивается число разработок в космической отрасли, получен патент на экзоскелет для людей с дисфункцией опорно-двигательного аппарата. Меня поразил патент на точечную доставку противоопухолевых препаратов прямо в раковые клетки с помощью наночастиц.

Что еще? Школьник из Красноярского края Михаил Уткин запатентовал электронный индикатор уровня уклона, а Люба Степанова, его одногодка из Перми, — новый способ валки леса. Третий год подряд мы ведем на сайте рубрику «Патент недели», где отмечаем яркие изобретения— от технологии заделывания пробоин в космических кораблях прямо во время полета до стоматологических карандашей с неожиданными ингредиентами или сохранения зрения с помощью электрических импульсов.

КАКОВА СИТУАЦИЯ С ПОИСКОМ ИНВЕСТОРОВ ДЛЯ ПРЕТВОРЕНИЯ В ЖИЗНЬ ПЛАНОВ ЭТИХ НОВАТОРОВ?

— Мы пишем, кто правообладатель, кто автор, так что если кто-то захочет инвестировать в эти изобретения, может обращаться к нашему сайту, а дальше — к обладателям патентов или их авторам. В последнем постановлении о пошлинах мы специально увеличили число льготных категорий граждан, которые будут платить меньше за выдачу патента. Это в первую очередь студенты — им патент вообще может обойтись всего в 800 рублей, молодые ученые, научно-исследовательские центры… Роспатент вводит ускоренную процедуру рассмотрения заявок по программам, которые финансирует Минобрнауки. Такая опция возможна и для бизнеса за дополнительную плату, как это принято в мировой практике.

В КАКОЙ СФЕРЕ СЕГОДНЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО РЕГИСТРИРУЕТСЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ? И ЕСТЬ ЛИ МОДА НА «РУССКОСТЬ», ЗОЖ И ЭКОЛОГИЧНОСТЬ?

— Я отмечаю существенный рост заявок на товарные знаки. В прошлом году он превысил 13% и составил почти 9000 заявок в абсолютных цифрах. Мы получили 73 510 заявок против 64 762 в 2016 году, если говорить о количественных показателях. Бизнес осознает, что это — важный актив. Сейчас много заявок на товарные знаки, где используются слова bitcoin, blockchain или их производные. Бывает, когда бизнесмены стараются закрепить за собой права на какой-то мем, как это было с кофе «руссиано». Но cледует понимать, что сам по себе товарный знак не абсолютная ценность — она возникает только после того, как потребитель начинает ассоциировать с ним определенный уровень качества. А это требует и налаженного производства, и сети сбыта, и вложений в рекламу и продвижение. Одного хайпа маловато.

В ВОПРОСЕ ПАТЕНТОВАНИЯ МНОГИЕ СЕТУЮТ НА ИЗВЕЧНУЮ РУССКУЮ ВОЛОКИТУ. КАКОВ СРЕДНИЙ СРОК ПОЛУЧЕНИЯ ПАТЕНТА?

— На нее сетует тот, кто ни разу не пробовал получать патент, например, в США. Мы специально в прошлом году пригласили на конференцию патентного поверенного, который работает в Штатах. И что вы думаете? Он сказал: если вы ставите в вину Роспатенту сроки, значит, вы ничего не знаете о том, как изобретения патентуются в Америке. Наши сроки рассмотрения заявок — одни из самых низких в мире. В нашем ведомстве удастся получить патент за 9,5 месяца, тогда как почти везде придется потратить более года, а то и несколько лет. Что касается зарубежного патентования… К сожалению, спрос на него пока невысок. Даже несмотря на то, что государство компенсирует расходы на зарубежное патентование! С прошлого года Российский экспортный центр (РЭЦ), с которым мы разрабатывали программу поддержки экспортеров высокотехнологичной продукции, выплачивает субсидии на патентование за границей. Каждый, кто патентуется за пределами РФ, может возместить 100% расходов на уплату патентных пошлин и 70% расходов на оформление документов.

Но здесь мы сталкиваемся с двумя проблемами. Первая — низкое качество оформления заявок. Руководитель проекта по ИС Российского экспортного центра Олег Дьяченко подробно рассказывал об этом на конференции Роспатента. Вторая проблема— культура патентования. Наш бизнес пока не видит в патентах серьезного экономического актива. При этом мы читаем в новостях, например, о покупке компании Nokia или каких-то стартапов и отмечаем, что в первую очередь там говорится о покупке интеллектуальной собственности компании — товарных знаков, патентов, разработок, исследовательских центров. За это платят огромные деньги! Открыть производство сегодня не самая большая проблема. Разработка новой технологии или продукта, их патентная защита, выход на рынок — вот что становится главным активом, который стоит дороже станков или зданий. С 28 февраля в России начала работать Международная система регистрации промышленных образцов, или ПО. Бизнес сможет защищать права на территории 82 государств, подав заявку в наше ведомство и указав те страны, где он хочет защитить свой ПО.

КАК КРУПНОЙ КОМПАНИИ СЕГОДНЯ ЗАЩИТИТЬСЯ ОТ ПРЕСЛОВУТОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ШПИОНАЖА?

— Если есть что патентовать, надо идти и патентовать. Только патент даст вам возможность отстаивать свои интересы. Вы можете показать его на переговорах, сказать, что эта технология стоит таких-то денег. Повторюсь, только патент вы можете лицензировать, определив роялти за его использование. Только с этим документом — выйти на зарубежный рынок, не опасаясь копирования или как минимум понимая, что у вас есть инструмент для обоснованных судебных претензий к недобросовестным конкурентам, производителям контрафакта. Система защиты запатентованной ИС распространяется на весь мир. Ее защищает Всемирная организация интеллектуальной собственности.

РАССКАЖИТЕ О САМЫХ ИНТЕРЕСНЫХ ДЕЛАХ ПО СПОРАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРАВОВОЙ ОХРАНОЙ ИС?

— В недавней пресс-конференции Роспатента принимал участие Дмитрий Морозов, генеральный директор компании BIOCAD, которая в прошлом году выиграла спор у американской фирмы Genentech из группы Roche Holding. Иск касался признания недействительным так называемого «вечнозеленого» патента на применение лекарственных препаратов на основе действующего вещества ритуксимаб для лечения ревматоидного артрита. Объем отечественного рынка ритуксимаба составляет более 1 млрд рублей. И только в прошлом году объем тендеров на его закупку превысил 1,2 млрд рублей.

ЖАЛОБ ПО ПАТЕНТНЫМ СПОРАМ СЕГОДНЯ МНОГО?

— Самое сложное и наиболее частое — оспаривание патентов на изобретения в области фармакологии, химии и медицины. Фармацевты знают потенциал рынка, поэтому обращаются и в Палату по патентным спорам, и в Суд по интеллектуальным правам. Когда на кону сотни миллионов рублей, ты иначе смотришь на ситуацию. Хорошо бы это понимание значения патента распространилось и на другие отрасли.

Статистика оспаривания решений Роспатента — показатель качества нашей экспертизы. Она на очень высоком уровне. В 2015 году в Палате по патентным спорам было рассмотрено 1690 возражений, в 2016 году — 2012, в прошлом — 1760. Это при том, что общее число поданных в ведомство заявок по всем объектам ИС — изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, товарным знакам, базам данных и программам для ЭВМ — превышает 160 тыс. Приплюсуйте обращения за госуслугой по регистрации распоряжения исключительным правом на объекты ИС — их 3704. Получается около 1%.

НАСКОЛЬКО ВЫСОК ИНТЕРЕС К МАРКИРОВКЕ «СДЕЛАНО В РОССИИ» В СВЕТЕ КУРСА НА ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ?

— Еще в 2016 году в ответ на письмо первого замминистра промышленности и торговли РФ Глеба Никитина Роспатент предложил включить замруководителя Роспатента Любовь Кирий в состав координационного совета по вопросу введения понятия «Сделано в России». Мы также направили свои предложения по проекту «концепции формирования системы управления эффектом страны происхождения» для российской продукции. Заявок на регистрацию в качестве средств индивидуализации обозначения «Сделано в России» в прошлом году не поступало. Но я надеюсь, что тема получит развитие в связи с совместной активной работой Роспатента и Совета Федерации над развитием региональных брендов, которые будут выходить на зарубежные рынки.

Ирина Святенко,
опубликовано в журнале CITYMAGAZINE, N28, март-апрель 2018 года,

оригинал материала

Напечатать

Поделиться:

следующая новость
Поиск по лицам
к списку новостей

Дата последнего обновления страницы:

Все обновления

Размер шрифта

Интервал между буквами (кернинг):

Рейтинг@Mail.ru