Рейинг@Mail.ru

Парламентская газета: Для изобретателей изобрели новые законы

 

В них хотят прописать минимальное вознаграждение за создание инновации и механизм разрешения споров между правообладателями.

С 1979 года в последнюю субботу июня в стране отмечают День рационализатора и изобретателя. В 2019 году праздник выпал на 29 июня. Сегодня, чтобы профессионалы, создающие инновации и двигающие прогресс, могли праздновать свой день в полную силу и никогда не чувствовать себя обделёнными, в Правительстве и парламенте готовят целый пакет изменений в сфере интеллектуальной собственности.

Так, изобретателям могут разрешить реализовывать свои достижения, если их работодатели этим не озаботились, за создание инноваций предлагают выплачивать вознаграждение не ниже, чем закрепят в законе, а патентных поверенных, которые берутся за сферу инноваций, могут обязать получить техническое образование. В то же время хотят бороться с теми, кто тормозит внедрение технологии, не давая согласие на её использование, — в Думе рассматривают законопроект, по которому одному из группы правообладателей придётся подчиняться мнению большинства или доказывать свою позицию в суде.

Решение споров: через суд или голосованием

В Госдуме предложили новый порядок решения споров по распоряжению изобретениями: если правообладателей интеллектуальной собственности трое и больше и они не могут договориться, то решение принимает большинство. Получается, что общее творение можно будет продать или предоставить право на его использование другому лицу без согласия одного из правообладателей. Пока же при совместном владении правами на результаты интеллектуальной деятельности (это изобретения, полезная модель, промышленный образец и так далее) или средств индивидуализации (например, торговой марки), все правообладатели должны прийти к соглашению, как ими распоряжаться.

Соответствующий законопроект внёс в октября прошлого года председатель Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев. Позже к его инициативе присоединились ещё 22 депутата.

Правда, в Правительстве не согласились с таким походом. В официальном отзыве на документ говорится, что это ограничивает правообладателя, оказавшегося в меньшинстве, в распоряжении своим исключительным правом. В кабинете министров предлагают другой путь — внести в Гражданский кодекс РФ поправку, которая позволила бы решать через суд, как распоряжаться инновацией, когда одни правообладатели хотят её продать, а другие отказываются. Сегодня аналогичная система разрешения разногласий используется для определения прав владельцев долей в общем имуществе.

На выходе могут принять как версию закона, предложенную депутатами, так и правительственную. Или вообще третью, компромиссную. Какую именно — неважно, главное — наконец решить застарелую проблему, сказал нашему изданию один из авторов законопроекта, первый зампред Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенёв.

«Отношения в сфере интеллектуальной собственности — это очень сложная область, и здесь важно не допустить ошибки. И я считаю, что та логика, в которой Правительство интерпретирует нашу идею, вполне может быть обсуждена. Прежде всего с экспертным сообществом», — отметил депутат.

По его словам, в результате нужно принять меру, которая позволит использовать интеллектуальную собственность для быстрейшего решения задач, поставленных президентом в рамках реализации национальных проектов.

Изобретателю нужен фиксированный процент

Свои планы и у Роспатента. Недавно руководитель службы Григорий Ивлиев рассказал о подготовке законопроекта, который позволит изобретателю самому реализовывать свою идею на рынке, если работодатель не сделает этого в течение трёх-четырёх лет. Он считает, что в этом случае сотрудники охотнее возьмутся за внедрение своих разработок, а пока мотивация у них слабая — они не являются владельцами патентов, и право распоряжаться результатами их интеллектуальной деятельности принадлежит работодателю. В этом же законопроекте собираются закрепить за автором долю в доходах, получаемых в результате использования его изобретения.

В крупнейшей в стране организации, объединяющей инноваторов — Всероссийском обществе изобретателей и рационализаторов (ВОИР) — считают правильным подумать о фиксации в законодательстве минимальной суммы выплаты за создание изобретения или полезной модели, рассказал вице-президент общества, член Комитета Госдумы по образованию и науке Владимир Кононов.

Например, чтобы минимальный размер выплат за создание результата интеллектуальной деятельности был не менее пяти минимальных размеров оплаты труда или 30 процентов от средней заработной платы по отрасли за год, предшествующий созданию изобретения. При этом в договоре между работодателем и работником можно было бы закрепить большую сумму, но заплатить меньше было бы нельзя.

Пока же нижней планки нет, и согласно постановлению Правительства, если с работником заключён договор, выплачивается сумма, прописанная в нём. «А это может быть и 100 рублей или даже меньше (и таких примеров много), что, конечно, не стимулирует к изобретательской деятельности наших граждан», — посетовал депутат.

Надо ли реформировать Роспатент?

В целом в России выстроена вполне работоспособная система защиты прав на интеллектуальную собственность, считает Владимир Кононов. Регулирование сферы подробно расписано в части четвёртой Гражданского кодекса, функционируют специальный суд по интеллектуальным правам, в последние годы эффективнее стала работать Федеральная служба по интеллектуальной собственности. По словам главы Минэкономразвития Максима Орешкина, с 2015 по 2018 год сроки рассмотрения патентных заявок в России снизились с 12 до 7,5 месяца, что, по его мнению, является одним из лучших результатов в мире.

За 2018 год в России выросло количество заявок на регистрацию изобретений — в прошлом году было подано 37 957 заявок, что на 4,1 процента больше, чем в 2017-м, рассказывал Григорий Ивлиев.

Тем не менее изобретательская активность в России снижается по международным заявкам. По итогам 2018 года российские заявители подали 963 обращения по международной патентной системе, что ниже на девять процентов по сравнению с 2017 годом, а в целом по миру количество заявок увеличилось на 3,9 процента, подсчитали в ВОИР. К примеру, Республика Корея увеличила количество заявок на восемь процентов, Китай — на девять процентов, а Индия — на 27 процентов. Всего лишь одна китайская компания, пусть и очень крупная, подала в прошлом году 5405 заявок.

Одна из главных причин, почему так происходит, — в России нет единого органа, который отвечает за этот сегмент экономики, полагает Владимир Кононов. Функция Роспатента — регистрировать заявки и выдавать патенты, с чем служба достаточно успешно справляется, внедряя новые технологии, например на основе блокчейна. Но этого недостаточно, чтобы выстроить стратегию развития рынка интеллектуальной собственности. Конечно, на политику в этой сфере влияют ещё несколько ведомств — Минобрнауки, Минэкономразвития, Минобороны, Минкультуры, — но для них интеллектуальная собственность — это вопросы второго или даже третьего плана.

Поэтому в ВОИР предлагают закрепить за Роспатентом статус единого регулятора в этой области. Тогда служба смогла бы разрабатывать стратегические документы, издавать нормативные акты и контролировать их соблюдение.

Владимир Гутенёв, в свою очередь, считает, что такая идея имеет право на жизнь, но опасается, что эта система может стать «новой бюрократической прослойкой из тех, которые, как правило, для новаторов являются больше тормозом, чем двигателем». По его мнению, с функциями регулирования и поддержки изобретательства может справляться Российская венчурная компания и институты развития, которые активно этим занимаются.

По его мнению, требует коррекции и политика Минпромторга, который ограничивает выдачу субсидий индивидуальным изобретателям при зарубежном патентовании. Понадобится поддержать налоговыми преференциями и средствами на инфраструктуру центры трансфера технологий, которые в ближайшие год-два должны появиться в России в помощь вузовской и академической науке.

Логично было бы также создать под управлением Роспатента Государственный фонд российских изобретений, задачей которого стало бы формирование патентных пулов для завоевания зарубежных рынков и достижение весомых результатов в коммерциализации изобретательской деятельности, добавил Кононов. Например, в Сингапуре, с населением менее шести миллионов человек, под руководством патентного ведомства успешно функционирует фонд с капитализацией один миллиард долларов.

«Российский экспортный центр и торговые представительства РФ за рубежом должны стать окном на внешние рынки для нового экспорта — прав на объекты интеллектуальной собственности. Сегодня именно промышленная собственность во всём мире признаётся наиболее ценным товаром, более значимым, чем углеводороды», — подчёркивает Кононов.

Он рассказал, что ВОИР за последний год серьёзно продвинулся на зарубежные рынки, чтобы помочь изобретателям в защите и цивилизованной торговле с иностранными партнёрами. Уже работает центр интеллектуальной собственности в Пекине, на июнь — июль запланировано открытие контактного бюро в Берлине, идут переговоры по созданию аналогичных структур в США, Болгарии, Узбекистане, Нидерландах.

К водородному двигателю не допустят филологов

В Госдуме предлагают также защитить изобретателей от непрофессионализма патентных поверенных — специалистов, оказывающих услуги желающим запатентовать свою инновацию. На площадке экспертного совета по научно-технологическому развитию и интеллектуальной собственности при Комитете палаты по образованию и науке готовят предложения, ужесточающие требования к претенденту на эту должность, если он планирует специализироваться на патентовании изобретений и полезных моделей.

Действующим законодательством предусмотрено просто наличие у кандидата высшего образования, то есть философ или филолог имеет возможность вести процедуры патентования, например водородного двигателя, пояснил Владимир Кононов, который возглавляет экспертный совет. Поэтому предлагается закрепить норму, при которой у патентного поверенного, действующего в правовом поле изобретательства, должно быть естественно-научное или техническое образование.

Некоторые предложения экспертного совета по научно-технологическому развитию, например в части образовательных программ, вошли в разработанные Минэкономразвития «Рекомендации об управлении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в регионах Российской Федерации».

День рационализатора отметят в Госдуме

Депутатам также принадлежала идея создать в России звания для детей «Юный техник», «Юный учёный», «Юный изобретатель». И 28 июня, уже шестой год подряд, Госдума приняла самых талантливых юных изобретателей со всей страны на всероссийской конференции, которую традиционно проводят в канун Дня изобретателя и рационализатора. «Мне кажется, это важнейшая инициатива. Мы понимаем, что работать нужно начинать буквально с начальной школы. Эту идею поддерживает председатель Госдумы Вячеслав Володин», — рассказал Кононов.

В обеих палатах российского парламента сейчас разрабатывают множество других вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью. Например, по инициативе думского Комитета по экономической политике и с одобрения спикера палаты депутаты заказали научную работу, чтобы обосновать, насколько выгодно России изменить систему исчерпания интеллектуальных прав. Дело в том, что сегодня по действующим в стране национальной и региональной системам исчерпания прав закупать, к примеру, иностранные медицинские препараты можно только у официальных дистрибьютеров, работающих в России. Перекупить лекарства у других стран нельзя, что приводит к определённым проблемам.

«Закупая фармпрепараты для бюджетных целей, мы сталкиваемся с дискриминационными мерами официальных дистрибьютеров, которые, пользуясь многопольным правом, продают нам препараты дороже, чем на свободном рынке, и, как нам представляется, в меньшем ассортименте», — пояснил Гутенёв.

Если же перейти на международную систему исчерпания прав, можно будет искать лучшие предложения по всему миру. «Допустим, какой-то медпрепарат производят швейцарцы. И после первой продажи мы можем купить его там, куда передал производитель. Например, они продали лекарство в Японию, а мы сможем купить его уже у японцев по цене, которая может быть ниже прямой поставки. И к тому же тот ассортимент, какой мы захотим», — отметил депутат.

В Совете Федерации разрабатывают другую тему — защиты от подделок и развития символов российских регионов — региональных брендов. Это, например, всем известные тульские пряники и оренбургские пуховые платки. Спикер палаты регионов Валентина Матвиенко поручила каждому губернатору посодействовать регистрации хотя бы одного бренда в регионе. В Госдуме уже приняли в первом чтении законопроект сенаторов и депутатов во главе с председателем Валентиной Матвиенко и главой Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым, который вводит индивидуализацию товара по «географическому указанию». Документ уже готов ко второму чтению.

Особенность этого вида защиты интеллектуальной собственности в том, что её можно получить для своей продукции, если хотя бы одна из стадий его производства проходит в определённом месте. Например, «алтайский сыр» можно производить из молока коров, пасущихся на пастбищах Алтая. Если же получать патент по наименованию места происхождения товара, нужно, чтобы все стадии его производства были сосредоточены в одном субъекте.

Евгения Филиппова, «Парламентская газета»,
оригинал материала

Напечатать

Поделиться:

следующая новость
Россия и Сирия определили направления сотрудничества в сфере интеллектуальной собственности
к списку новостей

Дата последнего обновления страницы:

Все обновления

Размер шрифта

Интервал между буквами (кернинг):

Рейтинг@Mail.ru