Рейинг@Mail.ru

IX Петербургский международный юридический форум - Правительство России

Дмитрий Медведев принял участие в пленарном заседании форума на тему «Право как искусство».

 

Вопрос защиты интеллектуальных прав, особенно авторских прав, – острая тема для всех. У нас действует часть четвёртая Гражданского кодекса, ряд отраслевых законов. Так что существует возможность заблокировать по суду и пиратские сайты, и так называемые зеркала, и ссылки в поисковой выдаче.

Тем не менее пиратский рынок продолжает расти, и с этой проблемой знакомы во всём мире. Формы цифрового пиратства развиваются вместе с развитием цифрового пространства. В России от этого, кстати, страдают киноиндустрия, производители телепрограмм. Я не так давно, в марте, проводил совещание с нашими кинематографистами, дал там целый ряд поручений, которые, надеюсь, помогут обладателям прав на кинопродукцию. Но это лишь один из примеров, который на слуху.

Ещё один аспект обмена информацией связан с оборотом интеллектуальных прав. Антимонопольные органы фиксируют случаи, когда правообладатели пытаются нарушать нормы о защите конкуренции. Например, завышая цены на лекарства или ухудшая условия поставки технических изделий через единственного дилера.

 

Международный юридический форум в Санкт-Петербурге учреждён в 2011 году и является крупнейшей площадкой для диалога политиков, юристов, экономистов и учёных, представляющих все основные экономические и правовые системы.

Цель форума – продвижение идей модернизации права в условиях глобальных изменений, в том числе решение задач в сфере улучшения взаимодействия правовых систем и выработки единых подходов к решению проблем развития права в современном мире, модернизации российского права с учётом лучшего опыта зарубежного нормотворчества и правоприменения, содействия развитию современной юридической науки и юридического образования в России и в мире.

В этом году в деловой программе форума – дискуссионные сессии, заседания рабочих групп, лекции, презентации и ток-шоу, конференции вне площадки форума. Тема пленарного заседания – «Право как искусство».

На полях форума состоялось вручение премии Петербургского международного юридического форума в области частного права. Данная юридическая научная награда, не имеющая аналогов как в России, так и за рубежом, была учреждена в 2017 году.

 

Из стенограммы:

 

IX Петербургский международный юридический форум. Выступление Александра Коновалова
 

А.Коновалов: Уважаемые дамы и господа!

От лица организационного комитета Санкт-Петербургского международного юридического форума я рад вас приветствовать на открытии очередного этого события – девятый раз Северная столица становится площадкой для очень доброжелательного сотрудничества и профессионального диалога лучших юристов мира из всех практически уголков земного шара и всех мыслимых специализаций юридической профессии. В этом году количество стран, которые представлены на форуме, приближается к 100.

Главная тема форума в этом году – «Право как искусство». С одной стороны, в этом нет ничего нового, потому что и на всех предыдущих восьми форумах в основном здесь были представлены люди, для которых право, юриспруденция – это не ремесло, а действительно искусство в его высшем понимании. Наверное, рассмотрение проблематики нашего диалога именно под этим углом зрения даст ряд новых впечатлений, новых аспектов. Наверное, как и каждый год, многие из вас поделятся новыми подходами и практиками, которые действительно являются образцами юридического искусства. Но я подумал о том, что главным всё-таки в избрании такой темы является несколько другое. Предыдущие восемь лет убедили нас в том, что на одной площадке в течение нескольких дней могут вести очень интенсивный и очень конструктивный диалог представители самых разных направлений в праве, самых разных профессий и специализаций. Что позволяет им это делать, как ни то, что в праве существует некий подлинно глубинный, подлинно важный слой, который является общим и доминирующим для всех, кто практикует право и кто занимается им профессионально и в теории, и на практике. Поэтому уверен в том, что под этим углом зрения наш диалог станет ещё ярче, ещё интереснее.

Приветствую вас всех на этом форуме. На протяжении нескольких предстоящих дней Санкт-Петербург, Петербургский международный юридический форум становится главной юридической арт-студией. Успехов вам и спасибо.

 

Вручение премии форума в области частного права

 

Вручение премии Петербургского международного юридического форума в области частного права Джеремайсу Прасслу,
автору книги «Люди как услуга»
 

Д.Медведев: Добрый день, дорогие друзья, уважаемые коллеги, дамы и господа!

У нас складывается хорошая традиция – начинать форум с вручения премии. Премия для юридической науки и вообще для науки достаточно увесистая. Мы называем её иногда нашим юридическим «Оскаром».

Выбрать победителя непросто. И этот выбор проходит, что называется, по-честному, по-серьёзному, с обсуждениями. Экспертный совет проделал большую работу. Вечером уже был назван лауреат – господин Прассл.

Сердечно поздравляем победителя. Очень важно, что именно так и рождаются серьёзные подходы в науке, именно таким образом и происходит отбор наиболее важных работ. И очень важно, что мы сделали премию частью нашего юридического форума. Давайте её вручим.

 

Пленарное заседание форума

 
 

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья, дамы и господа!

Ещё раз приветствую вас на IX Петербургском международном юридическом форуме. По количеству участников форум каждый год набирает – в этом году около 5 тысяч участников, 100 стран. Это хороший признак. За работой форума можно наблюдать онлайн. Интерес к событиям, которые на этой площадке развиваются, растёт. Спасибо всем присутствующим и всем, кто видит нас другим образом, за ваш интерес.

Тема нашего заседания объявлена – «Право как искусство». Она, наверное, всем нам близка, и мне близка. Я всегда говорил студентам, когда мне ещё доводилось преподавать, что право – это точно не совсем наука, это что-то сродни искусству. Наверное, я не во всём могу согласиться с тем, что Ольга Львовна Свиблова сказала. Искусство развивается нарушением правил – это, наверное, так. Но то, что право развивается нарушением правил, – не совсем так. То, что право должно выходить за границы, которые человечество для себя обозначило многие годы, а иногда и века назад, – несомненно, но при этом сохраняя необходимые традиции и преемственность. В этом, наверное, суть тех дискуссий, которые будут здесь сегодня и в ближайшие дни.

Самые горячие правовые вопросы сегодня возникают на стыке права, технологий, экономики и того же самого искусства. Финансовые технологии, смарт-контракты, блокчейн, большие данные, проблемы искусственного интеллекта всё больше проникают в деловой оборот. Мы собираемся уже в девятый раз, я помню наши дискуссии, которые были ещё пять-семь лет назад. Дискуссии на эту тему выглядели как экзотика и сопровождались одобрительными смешками аудитории. Сейчас уже никто не смеётся, потому что ситуация реально изменилась. Мы сейчас не задаёмся вопросом, о котором говорили несколько лет назад, выживут ли юристы как класс. Этот вопрос ушёл в сторону. Но то, что всё это проникло в нашу повседневную жизнь, – сомнений не вызывает. Юридические услуги всё больше автоматизируются, интеллектуализируются, если хотите. Многие технологии исчезают так же быстро, как и появляются. Ещё совсем недавно на этом же форуме мы обсуждали такую тему, как криптовалюты (и на других форумах тоже). Сейчас популярность этих криптовалют снизилась, и вроде как вопросы регулирования уже не столь актуальны. Хотя, может быть, это временное явление.

Нам необходимо включить в правовое регулирование универсальные базовые подходы, чтобы обеспечить прозрачные и эффективные, безопасные условия для использования цифровых технологий. Тем более что, очевидно, в любом случае сфера их использования, сфера цифровых коммуникаций будет расширяться.

Фактически в законодательстве сейчас формируется целый массив новых норм, в котором нужно решить три ключевые задачи. Во-первых, урегулировать принцип распространения информации в виртуальном пространстве, причём сделать это так, чтобы гарантировать защиту интересов всех участников правовых отношений. В первую очередь речь идёт о персональных данных, которые уже стали одним из самых ценных информационных активов. Юристам нужно дать ответ на вопрос о методах регулирования. Будут ли они императивными или диспозитивными? Нужно ли регулировать использование открытой информации в социальных сетях? Требуется ли для этого согласие того, кто разместил эту информацию? И здесь важно найти баланс между защитой прав граждан и сохранением преимуществ свободного обмена информацией в интернете.

И даже когда мы найдём ответы на эти вопросы, появятся другие. В том числе вопрос о регулировании данных в целом. Сейчас действует Общий регламент по защите данных на уровне Европейского союза. У нас существует законодательство о защите данных. Однако с появлением новых принципов в той сфере, которую мы обсуждаем, всё равно появится необходимость его реформирования, этих нормативных актов.

Актуален и вопрос с большими данными. Доступ к ним открывает уникальные возможности, как известно, для развития образования, науки и технологий.

Вопрос защиты интеллектуальных прав, особенно авторских прав, – острая тема для всех. У нас действует часть четвёртая Гражданского кодекса, ряд отраслевых законов. Так что существует возможность заблокировать по суду и пиратские сайты, и так называемые зеркала, и ссылки в поисковой выдаче.

Тем не менее пиратский рынок продолжает расти, и с этой проблемой знакомы во всём мире. Формы цифрового пиратства развиваются вместе с развитием цифрового пространства. В России от этого, кстати, страдают киноиндустрия, производители телепрограмм. Я не так давно, в марте, проводил совещание с нашими кинематографистами, дал там целый ряд поручений, которые, надеюсь, помогут обладателям прав на кинопродукцию. Но это лишь один из примеров, который на слуху.

Ещё один аспект обмена информацией связан с оборотом интеллектуальных прав. Антимонопольные органы фиксируют случаи, когда правообладатели пытаются нарушать нормы о защите конкуренции. Например, завышая цены на лекарства или ухудшая условия поставки технических изделий через единственного дилера.

Мы в Правительстве сейчас рассматриваем так называемый пятый антимонопольный пакет законодательства, который учитывает специфику регулирования в условиях цифровизации (это в чём-то революционный пакет), когда цифровые платформы позволяют занять доминирующие позиции в реальном секторе даже тем компаниям, которые лишь перепродают информацию и технологии её обработки. Законопроект направлен на предупреждение образования возможных картелей в этой сфере.

Во-вторых, мы создаём современное нормативное регулирование, которое необходимо для развития цифровой экономики. Это и финансовая сфера, и создание высокотехнологичной инфраструктуры в промышленности. В Государственную Думу внесены проекты законов о цифровых финансовых активах, об организации работы страховых агентов и брокеров в интернете, о переводе лицензирования отдельных видов деятельности в электронную форму. Следующий этап – создание законодательной базы для развития институтов электронной подписи, а также дистанционной идентификации, которая имеет юридически значимый характер.

В 2019 году были приняты два закона – о смарт-контрактах и налогообложении электронных услуг. Ещё пять законопроектов находятся у наших коллег в Госдуме. Более 20 законопроектов находятся на разных стадиях согласования, причём достаточно давно. Эту работу надо вести быстрее, ещё раз обращаю на это внимание коллег из Правительства.

Ещё одно направление работы – создание условий для автоматизации на транспорте. В скором времени потребуется чёткое нормативное регулирование для активного использования тех же самых дронов на суше и на море, для контроля за беспилотными автомобилями, которые уже выезжают на дорогу. Работу здесь ведут наши профильные ведомства, документы внесены в Правительство. Понятно, что по мере развития этой сферы и документы эти будут меняться. Мы до конца даже не понимаем ещё, в каком направлении пойдёт развитие тех или иных технологий. Тем не менее, ещё раз хочу сказать, принимать документы об этом уже необходимо, иначе огромный массив того, что сейчас мы делаем (что конструируют в наших конструкторских бюро, что является объектом научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), окажется вообще вне сферы правового внимания и, соответственно, вне закона.

В-третьих, мы должны стимулировать развитие электронного гражданского оборота, чтобы люди могли решать свои проблемы через мобильные приложения. В этой сфере, надо признаться, в России мы добились определённых, довольно значимых изменений. В каждом регионе есть возможность оперативно оформить документы в многофункциональном центре, получить ответ от органов власти через Единый портал госуслуг. Растёт число людей, которые обращаются в суд в электронной форме. В этом году в российские суды общей юрисдикции поступил уже миллионный иск в таком виде. Теперь подписать договор в электронной форме или провести дистанционное голосование в органах управления компаниями – в порядке вещей. Более того, сейчас широко обсуждается предложение использовать электронную форму голосования на выборах в органы государственной власти. Я считаю, что, прежде чем внедрять такие инструменты, нам нужно исключить всякую возможность искажения волеизъявления граждан, нарушения их политических прав, использовать опыт других стран, которые тоже идут по пути электронной демократии, включая применение интернет-каналов мобильных приложений для прямого диалога между гражданами и властью и другие новшества.

 

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании форума
 

Становится реальностью и система электронного нотариата. Можно проверить подлинность любой доверенности в единой информационной системе. Разработан законопроект, который расширит получение нотариальных услуг в удалённом доступе. Это очень важная мера для такой огромной страны, как Российская Федерация.

Создание нового регулирования – это всегда интересная правовая задача. Есть возможность проявить творческий подход к решению непростых вопросов, и не только при освоении новых технологий, прежде всего – в сфере частного права. Например, чем шире мы применяем современные методы в медицине, тем более очевидным становится, что действующие нормы в ряде случаев не дают нужных ответов.

Это тоже один из многочисленных вопросов. В частности, когда речь идёт о людях, которые хотят стать родителями при помощи так называемого суррогатного материнства. Эта практика становится востребованной, но законодательства, которое бы учитывало все нюансы, пока нет. Определённые законодательные идеи здесь высказаны, но нужно понимать, что эта тема создаёт массу правовых и этических проблем. Хотя оставлять её вне правового внимания уже невозможно.

Кроме работы над правовыми инновациями нужно, чтобы уже существующая система права соответствовала вызовам времени. Контроль за качеством законодательства – важная часть нашей общей работы. Я имею в виду тех, кто законы пишет, и тех, кто их принимает, и тех, кто их в конечном счёте применяет. Особенно когда речь идёт о механизмах разрешения конфликтов.

Мы работаем над реформированием системы наследственного и семейного права. У людей должно быть больше возможностей распоряжаться своим имуществом. Соответствующие поправки вступят в силу уже с 1 июня. И это очень хорошо, поскольку мы, по сути, выводим наше наследственное право на новый уровень.

В отличие от семейных конфликтов, спортивные всегда оказываются в центре общественного внимания. Вступили в силу поправки в Кодекс об административных правонарушениях, которые делают более жёсткой ответственность за использование допинга. Эти меры должны помочь решить проблему злоупотреблений всякого рода запрещёнными препаратами в спорте и гарантировать прозрачные правила взаимодействия участников.

Одним из ключевых приоритетов в работе Правительства является совершенствование регулирования для бизнеса. Цель – сделать так, чтобы предпринимателям было выгодно и интересно работать в нашей стране. Здесь мы действуем в правовом направлении по нескольким векторам.

Первое – создаём специальные режимы для привлечения инвестиций.

В России уже сейчас у инвесторов есть возможность получить льготы и преференции в рамках так называемых специальных инвестиционных контрактов (этот инструмент себя неплохо зарекомендовал, его хвалят инвесторы), работать на территориях опережающего развития в различных регионах нашей страны и специальных административных районах. Важно, чтобы механизмы предоставления таких преференций были понятными и не конкурировали друг с другом.

Сейчас мы также готовим закон о защите и поощрении капиталовложений, в котором государство гарантирует инвестору неизменность регуляторных условий на весь период реализации проекта, а также юридическую защиту капиталовложений и получение субсидий на создание инфраструктуры. Я обсуждал недавно этот вопрос на совещании, которое проводил в Правительстве. Этот, как его принято называть, инвестиционный кодекс должен в ближайшее время попасть на стол в Правительство.

Следующее, что я хотел бы обозначить, – это работа по кодификации публично-правового регулирования. Предстоит кодифицировать на основе общих принципов тысячи документов, принятых на разных уровнях, сделать регулирование в сфере административного права более понятным. К решению мы привлекаем и экспертное сообщество, и бизнес.

С другой стороны, одно из важнейших направлений – это совершенствование корпоративного законодательства. В Правительстве идёт работа по определению подходов, которые должны избавить предпринимателя от дублирования норм в корпоративных документах. Эта проблема есть. Нам надо подумать относительно диверсификации корпоративного управления в частных и публичных компаниях. Это, наверное, уже назревшая тема. Если в частных компаниях можно было бы дать участникам эффективный инструмент для фиксации в корпоративной форме их бизнес-договорённостей, то есть того, о чём договорились сами участники этих корпоративных отношений, то в публичных компаниях, напротив, корпоративное управление должно базироваться в основном на законе и быть в значительной степени унифицированным. Там не место особым требованиям, которые осложняют гражданский оборот и создают проблемы, где их быть не должно. Это время осталось в 1990-х годах.

Кроме того, мы активизировали работу по совершенствованию системы государственного контроля. Чёткое, понятное, современное регулирование должно снять ограничения для бизнеса, который сегодня сталкивается с неэффективным, дублирующим регулированием. Многие акты – это ещё наследие Советского Союза.

Напомню, что с 1 января 2021 года будут введены в действие новые нормы, содержащие актуализированные требования. Они разрабатываются с учётом риск-ориентированного подхода.

Новая система будет основана на двух федеральных законах. В первом будут определены обязательные требования для проведения мероприятий государственного контроля и надзора. Второй закон – о государственном контроле (его ещё иногда называют контрольно-процессуальным кодексом) – будет определять круг лиц, которые занимаются надзором, а также перечень и порядок мероприятий, процедуры профилактики и ряд других необходимых позиций.

Нам нужно будет изменить и отраслевые законы. В ближайшее время в Правительство будет представлена «дорожная карта» по реализации механизма «регуляторной гильотины». И здесь, на форуме, должны состояться две важные дискуссии о конкретике реформы. Как мне сказали, «гильотину» уже изготовили практически в натуральную величину. Так что всем желающим эта возможность будет предоставлена. И впервые будет представлен юридическому сообществу проект контрольно-процессуального кодекса.

Новые нормы должны быть синхронизированы с Кодексом об административных правонарушениях. Это один из важнейших документов в нашей стране. Я уже говорил, что нам нужно создать новый кодекс, потому что старый – жуткий, почти неприменимый, перегруженный гигантским количеством норм. Работа над созданием концепции нового кодекса уже идёт интенсивно. До 1 июня планируем эту работу (по концепции, подчёркиваю) завершить.

Третье, о чём хотел бы сказать, – завершение реформы гражданского законодательства. В этом году исполняется 25 лет с того момента, как была принята первая часть Гражданского кодекса. Процесс его принятия был небыстрым, он шёл с 1994 по 2006 год. Но сам факт его появления стал символом нового демократического государства в нашей стране. Именно в этих нормах, принятых в первую очередь, были закреплены гражданско-правовые принципы, правосубъектность гражданина и юридического лица, гарантии защиты права собственности, другие вещные права, сделки, договоры, сроки исковой давности и целый ряд других, хорошо всем известных институтов.

 

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании форума
 

Очередной этап изменений в гражданском праве был запущен в 2008 году. В законодательстве появились новые институты, которые упрощают работу предпринимателей. Это привело к изменениям непосредственно в судебной практике. Пять лет назад размер удовлетворённых требований о взыскании договорных убытков составлял всего 7% от суммы заявленных требований. В прошлом году он уже превысил 50%. Это свидетельство того, что законодательство стало более понятным и применимым для суда. Нам надо привести в соответствие с новыми нормами Гражданского кодекса все отраслевые законы. Это довольно большая работа.

Четвёртое, о чём также хотел бы сказать, – это повышение уровня судебной защиты при разрешении коммерческих и инвестиционных споров, включая споры между государствами и бизнесом. Международная система разрешения инвестиционных споров переживает сложные времена. Её критикуют постоянно и справа и слева, что называется, за чрезмерно высокую цену и долгие сроки рассмотрения. Есть страны, которые корректируют двусторонние соглашения о рассмотрении инвестиционных споров в арбитраже. Другие стремятся ограничить компетенцию арбитража за счёт усиления роли национальных судебных систем, как это было сделано Судом Европейского союза в прошлом году. Инвесторы были перенаправлены в национальные суды.

Всё это показывает, что систему инвестиционного арбитража надо менять. Здесь даже звучат предложения, я имею в виду на международном уровне, о создании единого международного инвестиционного трибунала. Конечно, эта идея не гарантирует сохранения уровня правовой защиты для инвесторов, как и не страхует от политических махинаций в этой сфере. Тем не менее такая идея есть.

Вполне возможно, что международные способы разрешения споров будут скоро смотреться по разным причинам менее выгодно на фоне государственного правосудия. Национальные суды, в отличие от арбитражей и некоторых международных судов, подчиняются строгим правилам надлежащего процесса, чётким правилам исследования и оценки доказательств. Заметно повысит привлекательность национальных судов и документ (сейчас завершается работа над ним в рамках работы Гаагской конференции по международному частному праву) – глобальная Конвенция по признанию и исполнению иностранных судебных решений по гражданским и торговым делам. Решение об этом должно быть принято в следующем месяце в Гааге, на Дипломатической конференции стран-участниц. Россия, конечно, тоже заинтересована в принятии подобной конвенции.

В принципе инвесторам должно быть выгоднее судиться в национальной юрисдикции. Мы в России немало сделали для того, чтобы радикально изменить систему внутреннего арбитража. Был расширен круг споров, которые могут быть предметом рассмотрения в арбитраже, упрощён порядок получения статуса постоянно действующего арбитражного учреждения для иностранных центров. В конце апреля право на осуществление соответствующей деятельности в России получил Гонконгский международный арбитражный центр – одна из ведущих мировых арбитражных площадок. Мы всё это будем делать, но не должны бросаться в другую крайность – напрямую распространять свою юрисдикцию на иностранных лиц и на другие государства (этим грешат некоторые страны, мы об этом хорошо знаем).

Хотя развитие национальных механизмов защиты прав для нас всегда в приоритете, в современном мире важно быть частью международного правового пространства. Мы сотрудничаем с органами Организации Объединённых Наций, специализированными международными организациями. Одно из важных направлений такого сотрудничества – совместное расследование уголовных дел. До конца месяца мы выходим на ратификацию Второго дополнительного протокола к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам. После этого станет возможным в том числе проводить допрос лиц, находящихся за границей, с использованием видео-конференц-связи.

Помимо существующих международных площадок для взаимодействия государств мы работаем в рамках наших интеграционных структур (я имею в виду Евразийский экономический союз, Шанхайскую организацию сотрудничества, БРИКС), для того чтобы формировать модельные законы в разных сферах, которыми занимаются юристы в этих странах.

Мы поддерживаем структуры, которые способствуют развитию международного права, включая Гаагскую конференцию по международному частному праву, Комиссию ООН по праву международной торговли, Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА) и целый ряд других институтов. Все эти институты, все эти организации – постоянные гости нашего форума, за что ещё раз хочу их поблагодарить.

Международные вызовы должны всегда учитываться юристами, независимо от того, какой отраслью права они занимаются.

Принятие Устава Организации Объединённых Наций положило начало новой эпохе. Возросла роль и международного права, и наднациональных организаций, и международных договоров, которые скрепили новую систему. В то же время необходимо понимать, что заключение международных договоров в любой сфере не может быть самоцелью. За каждым из них должно стоять получение конкретной пользы для граждан собственной страны. И поэтому государства должны разумно и взвешенно подходить к своей внешнеполитической деятельности. Соблюдать обязательства перед собственными гражданами и международным сообществом.

Хотя в последнее время всё чаще отдельные государства без каких-либо адекватных причин, без объяснения причин выходят из ключевых международных договоров, принимают решения об односторонних санкциях, забывая об ответственности. Мы так не поступаем. Или уж если что-то делаем, то только в режиме ответных мер. Стараемся работать в правовом поле.

Убеждён, что никакие договорённости между политиками не должны подменять международное право, и из этого мы исходим. Только с помощью права можно обеспечить предсказуемость международных отношений, достичь более высокого уровня доверия, совместно реагируя на новые вызовы в сфере безопасности и экономики, защиты окружающей среды и культуры.

Уважаемые коллеги, наш форум – огромная образовательная площадка, здесь всегда много молодёжи, это здорово. У вас будет возможность посмотреть по-другому на привычные позиции. Это и есть искусство для правоведа, который искренне предан своему делу.

Я всё это время говорил только о праве. Надеюсь, те, кто будет выступать за мной, более внимательно отнесутся и к искусству в узком смысле этого слова. Тем более что у нас в зале не только юристы. Организаторы форума пригласили архитекторов, других представителей творческих профессий, искусства. Это не случайно. Архитектура задаёт определённые пропорции, и юриспруденция также устанавливает определённые правила, коллеги уже об этом сказали. Право в любую эпоху – это пределы нашей свободы и преодоление страха перед будущим. Право определяет условия, чтобы создавать новое, чтобы создавать полезное для всех, стремиться к счастью без ущерба для других людей.

Спасибо за внимание.

 

Оригинал материала

 

Материалы по теме:

 
Напечатать

Поделиться:

следующая новость
Присоединение Республики Чили к поисковой системе Designview
к списку новостей

Дата последнего обновления страницы:

Все обновления

Размер шрифта

Интервал между буквами (кернинг):

Рейтинг@Mail.ru